Никола Пуссен

Одна из ключевых фигур в истории европейской живописи, самый крупный французский художник XVII века, основоположник французского классицизма Никола (Николя) Пуссен, (фр. Nicolas Poussin; в Италии его звали Никколо Пуссино - Niccolo Pussino) (1594— 1665) большую часть своей жизни творил в Риме. Художник был широко образованным человеком, знатоком философии и литературы, много занимался теорией искусства, в которой, как и в живописи, придерживался принципов классицизма (это направление в искусстве считается подражанием античной классике).

Современники оставили нам портрет Николя Пуссена в зрелые годы, по их отзывам Пуссен был глубоко религиозен, благороден, добросердечен без позы, прост в обращении, любезен и мудр. Именно таким больше похожим на ученого, философа, чем на вдохновенного артиста-художника, Пуссен предстает перед нами на луврском автопортрете. Его взгляд спокоен и проницателен, а фоном фигуры служат картины, чьи прямоугольные рамы создают атмосферу математической измеримости пространства.

Лоренцо Бернини, итальянский скульптор, чьи произведения олицетворяют идеи барокко, сказал однажды, красноречивым жестом указывая себе на лоб: «Синьор Пуссен — живописец, который работает отсюда». И действительно, в эпоху торжества барокко, когда формы, рождаемые художниками, словно подчинялись мощной энергии стихий, живописная система Пуссена, его классицизм, кажутся особенно рациональными.

Пуссен родился в маленькой нормандской деревне, и природа родного края всю жизнь вдохновляла художника, так же как и пейзажи его любимой Италии.
Мало что известно точно о его ранних годах. Предполагают, что художник Кантэн Варен преподал ему первые уроки искусства и поощрил к профессиональному занятию живописью. Затем Пуссен, вероятно, продолжил недолгую учебу у Ноэля Жувене и Жоржа Лаллемана. Но лучшей школой для него стали королевские собрания итальянских мастеров Ренессанса в Париже (особенно он был очарован гравюрами Маркантонио Раймонди с картин Рафаэля) и галереи Фонтенбло с росписями Приматиччо и Россо. В это время ему удается получать заказы в Париже и в провинции.

Поэт Джованни Батиста Марино, заказавший ему сделать иллюстрации к «Метаморфозам» Овидия и собственным поэмам, побуждал молодого художника посетить Италию. И Пуссен, зараженный влюбленностью друга в античность, преодолев целый ряд трудностей, препятствовавших его отъезду, отправился туда.

В Венеции он изучал Тициана, а в 1624 году прибыл в Рим и, следуя итальянским классицистам, вскоре оказался художником весьма востребованным. На первых порах составить круг заказчиков ему очень помогли рекомендательные письма Марино. Это время было для художника трудным и неспокойным. Горячий темперамент постоянно ввергал его в драки. Со временем характер сгладился, стал гармоничным и сдержанным. Определился и образ жизни, и собственный путь в искусстве. Пуссен уже не добивается государственных и церковных заказов, которые не принесли ему успеха, ограничиваясь заказами частными.

Для кардинала Франческо Барберини, племянника папы Урбана VIII, он сделал историческую картину «Смерть Германика», и среди его новых друзей, покровителей и постоянных заказчиков оказался секретарь кардинала, высокообразованный любитель искусства Кассиано дель Поццо, под сильным влиянием которого развивались вкус и интересы художника. В своих картинах художник часто использовал библейские и античные мотивы, последние он находил у своих любимых авторов - Овидия и Гомера.

Героям Пуссена присущи благородные чувства, они идеально красивы, их жесты сдержаны и величавы, как в скульптурных памятниках. Его композиции строго выверены по законам геометрии. Однако, пользуясь принципами рационализма, классицизм Пуссена прежде всего ориентировался на высокие духовные идеалы.

Некоторые картины на мифологические темы, и среди них дрезденский шедевр «Царство Флоры», Пуссен пишет как тонкие поэтические аллегории.
Полотно 1631 года, созданное Пуссеном для своего почитателя Фабрицио Вальгуарнеры как живописная иллюстрация «Метаморфоз» Овидия, стала прославлением жизненных сил природы.



Композиция картины выстраивается вокруг грациозно балансирующей в танце фигуры богини цветов. Ее сложное и в то же время плавное движение задает ритм и направление всем «силовым линиям» живописного пространства: от жестко прямой гермы, фланкирующей левый план, взгляд зрителя скользит вниз по кругу, замечая неустойчивую фигуру Аякса, бросающегося на меч (по Овидию, из его крови вырос гиацинт), склоненного над сосудом с зеркальной водой не в силах оторваться от собственного отражения Нарцисса и Эхо, влюбленную в него. Она чуть приподнялась и заслонила рукой глаза от сияния божественной квадриги на небе (похожую четверку коней Пуссен уже зарисовывал с рельефа триумфальной арки императора Тита).
Две группы в правой части картины - Адонис, Крокус и Смилакс - поддерживают параболу композиции, а особую цельность, сцепление ей придает ажурная пергола (увитая зеленью). Пейзаж за ней, утопающий в мягкой дымке, условен и декоративен.

Постепенно пейзаж станет играть большую роль в композициях Пуссена.




Самой значимой работой 30-х годов стала картина «Поклонение волхвов», в которой художник мастерски группирует персонажей на фоне ордерной постройки и далекого пейзажа, как на рельефе. Оптически резкое изображение здесь контрастирует с фрагментом на заднем плане, написанном живо и свободно, а мягкие абрисы людской группы — с почти абстрактной геометрией разрушенного храма.

В своих работах Пуссен придавал громадное значение рисунку, линии, поэтому силуэты фигур на его полотнах. "Поклонение волхвов" особенно выразительны.

Другие картины Пуссена из собрания Дрезденской галереи

Пан и Сиринга
1637, Масло, холст










Нахождение Моисея
1624, масло, холст









Спящая Венера и Амур
1624, масло, холст








Нарцисс с двумя нимфами и Эхо
масло, холст








Манна небесная
масло, холст






Старые мастера, Экскурсия по галлерее


ничего такого

Книги о Дрезденской галерее

Георгий Лойко: Дрезденская галерея

Иллюстрированное издание, содержащее картины из коллекции галереи Старых мастеров, с краткими аннотациями, с описанием техники исполнения, размера и года написания.

Георгий Лойко: Дрезденская галерея